Минобрнауки РФ готовится к масштабной реформе профессионального образования

Большая перемена в СПО?

Минобрнауки РФ готовится к масштабной реформе системы профессионального образования, которая на протяжении всех последних лет чувствовала себя неродным ребенком на попечении мачехи. Судя по первым сообщениям о планируемых изменениях, колледжи предполагается превратить в региональные центры профессиональной мобильности, в которых смогут учиться не только выпускники девятых классов, но и взрослые, не нашедшие себе применения на рынке труда. Что интересно, в министерстве открыто заговорили о крайне устаревшей материальной базе российских учреждений СПО, однако очень сомневаются в возможностях государственного бюджета – полномасштабное обновление стоит очень дорого.

О том, какие сценарии и варианты дальнейшего развития СПО предлагаются как экспертным сообществом, так и государством, читайте ниже.

В погоне за технологиями

Сотрудники учреждений СПО в последнее время лишь с грустью вздыхают, наблюдая за изменениями, происходящими в системе высшего образования. За всеми этими переменами, как правило, маячит увеличение финансирования из бюджета, что позволяет высшей школе не только оставаться на плаву, но и заявлять об амбициях: например, попасть в международные рейтинги. Лямку по основному финансированию учреждений СПО тянут регионы, немногие из которых могут похвастаться величиной бюджетов. Федерация же на протяжении трех последних лет понемногу даже сокращает финансирование системы. Об этом свидетельст­вуют данные интернет-портала Минобрнауки РФ «Бюджет для граждан». В 2015 году СПО профинансировано из бюджета (в рублях) на 10,2 млрд., в 2016 году – на 9,9 млрд., в 2017 году – на 9,3 млрд. Хотя за то же время региональные бюджеты в совокупности на те же цели увеличили финансирование со 189 млрд. до 198 млрд. рублей, говорить о достатке в колледжах и техникумах не приходится. Отсюда рождается и невозможность обновить материальную базу, о которой эксперты и работодатели слагают легенды.

– Специалистов готовят на сильно устаревшем оборудовании. Это реальный факт, – признается генеральный директор союза «Молодые профессионалы (WorldSkillsRussia) Роберт Уразов. – Например, большая часть станочного парка в России – аналоговое оборудование. Но аналоговый тип был характерен до 1980-х годов, сейчас уже совсем другие реалии.

А вот мнение HR-директора крупного российского горнодобывающего предприятия, приведенное в недавнем докладе TheBostonConsultingGroup «Россия – 2025: от кадров к талантам»: «Для найма 100 человек на новое производство пришлось протестировать 2,4 тыс. кандидатов. Большая часть не представляет, как подойти к новому оборудованию».

Технологии же в мире совершенствуются стремительно, что еще больше усугубляет проблему отставания образовательных программ от реалий производства. Особенно это становится болезненным в эпоху цифровизации, которая все более ощутимо вступает в свои законные права. Причем, это происходит настолько быстро, что уже в ближайшие годы, как обещают футурологи, многие профессии попросту исчезнут. На смену человеку приходят роботы – программно-аппаратные комплексы, способные работать по заданным алгоритмам. И наибольшую конкуренцию они составят специалистам, многих из которых как раз и готовят организации СПО. Напрашивается, увы, очевидный вывод: образовательная система, созданная много десятилетий назад под запросы индустриального общества, окажется совершенно неадекватной требованиям общества постиндустриального.

Спрос будет расти…

При этом спрос на образовательные программы СПО, как прогнозируют в Минобрнауки РФ, в ближайшее время будет расти. Так, в среднем по России поступить в колледж или техникум планируют до 41% девятиклассников (даже в городских школах эта доля доходит до 36%), а в целом число студентов техникумов и колледжей за ближайшие шесть лет вырастет на треть. Такие данные приводят экс­перты Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС в своем свежем докладе «Среднее профессиональное образование. Состояние и прогноз развития», подготовленном для Правительства РФ.

Не секрет, что учреждения СПО школьники зачастую используют в качестве трамплина для последующего – без сдачи ЕГЭ – поступления в вуз. Но рост числа студентов ссузов объясняется не только этим: сегодня в некоторых отраслях специалисты среднего звена имеют больший доход, чем выпускники вузов. Да и работодатели постоянно твердят о дефиците «синих воротничков», которых поставляет система СПО.

Однако рост востребованности системы СПО у абитуриентов, как и сохраняющийся высокий спрос на эти кадры у работодателей, не отменяет и другого прогноза: выпускникам завтрашнего дня придется конкурировать не только друг с другом, но и с роботами. Очень показателен в этом отношении пример Сбербанка, который активно переходит на рельсы, продиктованные цифровизацией. Руководство банка высказало намерение высвободить около 3 тыс. рабочих мест за счет внедрения роботов-юристов, умеющих самостоятельно составлять исковые заявления. По той же причине Сбербанк собирается в три раза сократить численность бухгалтеров.

…робоконкуренция тоже

Итак, всю работу, которая может быть алгоритмизирована, в ближайшем будущем будут выполнять роботы – в этом у футурологов нет никаких сомнений. Под удар попадают не только юристы и бухгалтеры среднего звена, но также продавцы, кассиры, финансовые сотрудники, торговые посредники, переводчики, экскурсоводы, строители, мерчендайзеры, складские работники, а также представители некоторых творческих профессий – программисты, веб-дизайнеры и журналисты… Более полный список можно, например, прочесть на страницах «Атласа новых профессий» – совместной разработки Агентства стратегических инициатив и МШУ «Сколково». Так, его авторы прогнозируют, что к 2030 году из-за влияния технологий исчезнет 57 «традиционных» профессий и появится 186 новых. Робоконкуренция придет в самые разные сферы: например, на ряде молочных ферм раньше 5 тыс. голов скота обслуживали 250 доярок, а теперь будет всего 2 оператора и робот-дояр.

Естественно, роботы выкосят не весь сегмент, оставив на откуп людям рабочие места, где требуется умение креативно мыслить и разрабатывать новые алгоритмы. Но оставят, вероятно, только на какое-то время. Поэтому футурологи советуют современным выпускникам школ тщательно подходить к выбору профессии, так как уже к окончанию обучения она может перестать существовать. Но проблема не только в этом. Даже если ваше место к моменту выпуска не будет занято роботом, постоянно ускоряющийся технический прогресс может обесценить те знания, которые буквально вчера были актуальными. А сегодня – это едва ли не позавчерашний день. Образовательные программы или учебники для вузов и ссузов нередко устаревают к моменту, когда выходят из печати, – и это тоже примета современности. Как же в таких условиях готовить специалистов?

Новая модель навыков

Современные реформаторы системы образования призывают кардинально пересмотреть подход к процессу и сменить акценты, чтобы выпускник в первую очередь обладал навыками, которые позволят ему учиться и переучиваться всю оставшуюся жизнь. Авторы доклада «Навыки будущего: что нужно знать и уметь в новом сложном мире», подготовленного экспертами международного объединения GlobalEducationFuture при поддержке WorldSkillsRussia, в обучении во главу угла предлагают поставить базовые навыки, которые впоследствии можно дополнить профессиональными. При этом узкоспециальные «скиллы» предполагается вывести за рамки основного образовательного процесса. По мнению экспертов, они будут постоянно подвергаться изменениям, поэтому человек сможет их получить сам, когда потребуется. Среди базовых навыков XXI века называются концентрация и управление вниманием, эмоциональная грамотность, цифровая грамотность, креативность, экологическое мышление, кросскультурность, способность к обучению.

Авторы предлагают новую модель навыков, делящихся на «жесткие» и «мягкие» (hardskillsиsoftskills). Жесткие – это способность работать с техникой и выполнять конкретную работу, результат которой проверяем и измеряем. Мягкие – навыки, проявление которых сложно отследить, проверить и наглядно продемонстрировать: например, управление временем и способность эффективно взаимодействовать с людьми.

Сегодня, констатируют авторы доклада, в большинстве образовательных программ акцентируется внимание на жестких навыках, тогда как мягкие лишь дополняют основную программу. Эксперты же предлагают выстроить «образование будущего» наоборот – взять за основу экзистенциальные навыки, определяющие характер человека, и метанавыки, формирующие способность оперировать окружающими внутренним миром. А жесткие останутся как бы снаружи, чтобы они могли легко меняться, перемонтироваться в соответствии с выполняемыми задачами. Кроме того, новаторы призывают отказаться от привычного процесса передачи знаний, умений и навыков, поскольку, пока он действует, внедрить новую модель будет попросту невозможно. Но дело не в том, что он является барьером для образовательных новаций, а в том, что подход «заливания» знаний в ребенка устарел в принципе. Да, начиная с XIX века, эта образовательная модель успешно готовила людей к выполнению рутинных задач, свойственных индуст­риальной эпохе. Но она «в корне непригодна для резко изменившихся условий жизни в XXI веке», – пишет британский эксперт Кен Робинсон в книге «Школа будущего».

Не профессия, а роль

Говоря о будущем, футурологи предполагают, что как таковых профессий в новых условиях будет оставаться все меньше, поэтому молодежь надо готовить к ситуативным ролям, которые человек станет выполнять в процессе реализации коллективных и индивидуальных целей. Авторы доклада призывают перейти к интегральному образованию, позволяющему в полной мере раскрыть индивидуальный потенциал каждого человека и, тем самым, коллективный потенциал человечества. А для этого молодому человеку пригодятся такие навыки, как, например, эмоциональный интеллект, медиаграмотность, осознанность, умение управлять вниманием, экологическое мышление, умение находить нестандартные решения и применять их в кооперации с другими людьми, способность учиться. Для воспитания таких людей должна возникнуть образовательная экосистема, состоящая из взаимосвязанных учебных заведений и включающая онлайн-курсы и форумы, мобильные приложения и устройства, приложения дополненной реальности, массовые игры и множество других образовательных форматов. В этой схеме школы, колледжи и университеты могут стать новыми образовательными хабами, вокруг которых строится экосистема, включающая глобальные (онлайн) образовательные платформы, городские образовательные форматы и сообщества практики. Примечательно, что роль основных поставщиков знаний и контента предполагается отдать онлайн-платформам.

Что будет, если ничего не предпринимать? Тогда общество столкнется с огромной проблемой – появлением целого класса «лишних людей», не востребованных в экономике: по прогнозам, в течение двадцати лет число доступных рабочих мест в мировом хозяйстве сократится наполовину. И пока системы образования и профессиональной подготовки работают в прежней логике, пока они готовят новые поколения к стремительно уходящему миру – будто бы нет никакой цифровизации, автоматизации и прочих атрибутов роботизированного будущего, – проблема «лишних людей» будет нарастать, как снежный ком, грозя в будущем превратиться в масштабный социальный флюс.

Причем разные новшества – будь то введение детальных образовательных стандартов или единых национальных учебников по всем предметам, – в общем все, что предлагается в рамках старой образовательной модели, оценивается экспертами не как модернизация, а как откат, цена которого – потеря многих лет жизни молодых поколений.

Забыть об обновлении?

Авторы доклада «Россия 2025: от кадров к талантам» констатируют, что в России, на фоне «всеобщего» высшего образования, система СПО недофинансирована и оторвана от потребностей бизнеса. Так, доля в общем финансировании СПО частных и государственных компаний, которые являются самыми крупными заказчиками кадров со средним специальным образованием, составляет незначительные 2,3%. Соответственно, столь же скромным остается их влияние на процесс подготовки кадров. И это несмотря на то, что большая часть работодателей не удовлетворена качеством этой подготовки: по опросу НИУ ВШЭ, проведенному в 2016 году, порядка 60% работодателей отмечает значительную нехватку практических профессиональных навыков у выпускников учреждений СПО. Исправить положение призваны профессиональные стандарты. Но не менее важны новые механизмы прямого взаимодействия бизнеса и образования – более быстрые, гибкие и взаимовыгодные, чем сегодня, когда процесс от формулирования запросов бизнеса до реального изменения программ в образовательных учреждениях и выпуска специалистов, обученных по новому стандарту, может занять несколько лет. В стремительно меняющемся мире эти запросы к моменту их реализации имеют все шансы безнадежно устареть.

Также и региональные бюджеты, под крыло которых система СПО переведена с 2012 года, в основном оказались не способными покрывать расходы на обновление учебно-лабораторной базы, повышение квалификации преподавателей и достойную оплату их труда, соцзащиту студентов. Вот лишь одна, но показательная иллюстрация ресурсо­обеспеченности (в частности, обеспеченности современными цифровыми средствами) системы СПО: в среднем в колледжах и техникумах на 100 студентов приходится только 6 компьютеров, подключенных к интернету.

В недавнем интервью газете «Известия» заместитель министра образования и науки РФ Ирина Потехина подт­вердила, что главная проблема в учреждениях СПО – серьезно устаревшая материальная база, и «поменять ее сейчас во всех 3,5 тыс. заведений СПО не хватит никаких денег – это очень дорогостоящее мероприятие». Она также добавила, что это не всегда имеет смысл: «Если мы сейчас полностью поменяем материальную базу, уже через пять лет многое устареет». Что же, теперь колледжам и техникумам вообще забыть об обновлении инфраструктуры? Ведь региональные бюджеты вряд ли потянут столь затратные мероприятия. Предполагается, что в процессе могли бы поучаствовать и работодатели. Но для этого необходимо сделать так, чтобы они были удовлетворены качест­вом подготовки специалистов. Смогут ли образовательные учреждения дать им такие гарантии и, что не менее важно, выполнить их?

Надежда на WorldSkills

Этим целям служит приоритетный проект по направлению «Подготовка высококвалифицированных специалистов и рабочих кадров с учетом современных стандартов и передовых технологий» («Рабочие кадры для передовых технологий»), стартовавший в октябре 2016 года и рассчитанный до мая 2021-го. Создание в России конкурентоспособной системы СПО, обеспечивающей подготовку высококвалифицированных специалистов и рабочих кадров в соответствии с современными стандартами и передовыми технологиями, увязали со стандартами «WorldSkillsRussia». К концу 2020 года продемонстрировать уровень подготовки по этим стандартам должны до 50 тыс. выпускников учреждений СПО – в 20 раз больше, чем в 2017 году.

Программа предполагает, что к 2020 году в образовательных организациях, реализующих программы СПО, будут внедрены новые федеральные государственные образовательные стандарты по наиболее востребованным, новым и перспективным профессиям и специальностям, соответствующие современным стандартам и передовым технологиям. Выпускники этих заведений будут проходить аттестацию с использованием демонстрационного экзамена. В России должна сформироваться сеть организаций СПО с материально-технической и учебно-методической базой для подготовки современных кадров. Основу сети составят 7 межрегиональных центров компетенций (МЦК) и 175 специализированных центров компетенций. МЦК уже появились в Московской, Свердловской, Тюменской и Ульяновской областях, Хабаровском крае, а также в Татарстане и Чувашии. Проектом предполагается подготовка не менее 30 тыс. экспертов для проведения демонстрационного экзамена и чемпионатов «Молодые профессионалы (WorldSkillsRussia)», запланировано и повышение квалификации не менее 2,8 тыс. мастеров производственного обучения.

По замыслу, эта масштабная работа должна дать второе дыхание системе СПО, которая займется и обучением взрослых, оставшихся без работы в условиях роботизации. Причем это переобучение должно быть не формальным, а ориентированным на реальные запросы работодателей. Как же государство намеревается вовлечь последних в обновление среднего профобразования? За счет внедрения практико-ориентированных (в том числе, дуальной) моделей обучения, создания базовых кафедр и иных подразделений на предприятиях, развития практики целевого обучения, а также сетевого взаимодействия образовательных организаций и предприятий, что будет стимулировать, в том числе, и налоговые послабления.

На реализацию проекта планируется потратить из всех видов источников более 39 млрд. рублей, в том числе из федерального бюджета – более 24 млрд., из внебюджетных – 13,6 млрд. Хочется верить, что государство убедит их вложить средства в реформирование системы СПО. В противном случае она может прийти в упадок и окончательно оторваться от реалий рынка труда. А ведь его потребность в специалистах среднего звена, как показывает статистика, постоянно увеличивается.

Видя перспективу развития, ссузы активно присоединяются к движению WorldSkills. На чемпионате мира WorldSkills International, который прошел в Абу-Даби (ОАЭ) в октябре прошлого года, нашу страну представляли 58 молодых специалистов по всем 52 компетенциям, по которым проводились состязания. Это были третьи по счету соревнования, в которых мы приняли участие, и всего за три года сборная России совершила прорыв, взлетев с последнего места в медальном зачете на пятое. Поэтому на движение WorldSkills возлагаются большие надежды: оно может не только дать свежую кровь среднему профессиональному образованию, но и в корне изменить отношение современной российской молодежи к рабочим профессиям.

Умеешь? Теория не нужна!

Минувшей осенью на пресс-конференции министр образования и науки РФ Ольга Васильева сообщила о том, что, помимо дипломной работы и теоретического экзамена, выпускники колледжей будут сдавать демонстрационный экзамен: его решили закрепить нормативно после того, как в деле опробовали 242 учреждения СПО. Более того, директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков полагает, что паспорта компетенций, полученного в системе WorldSkills, многим работодателям будет вполне достаточно для приема на работу выпускников колледжей и техникумов. На демонстрационном экзамене человек способен показать все свои умения, которые могут быть интересны работодателю, поэтому его могут принять на должность и без диплома. Это логично: реальные умения и навыки представителя рабочей специальности важнее, чем его голые теоретические познания.

Однако проблема в том, считают в Центре экономического развития и сертификации Института экономических стратегий (profiok.com), что в колледжах нет «стандартов WorldSkills», по которым можно было бы готовиться к экзамену. Все примерно понимают, о чем речь, но конкретного пакета документов, который регламентировал бы проведение экзамена, не существует. (Конечно, можно взять за основу зарубежный стандарт и адаптировать к суровым российским условиям, убрав из него, скажем, требования к оборудованию или программному обеспечению, которые колледжи в силу понятных причин никогда не будут использовать. Вернее, не смогут…) В итоге учебные заведения пока сами разрабатывают методы оценки для экзамена, привлекая профессиональное сообщество и работодателей.

И все же за счет одного внедрения демонстрационного экзамена системе СПО в современных реалиях, конечно же, «не вырулить». Требуется серьезный пересмотр всей образовательной модели, чтобы она соответствовала не только (или даже не столько) нынешним запросам работодателей, сколько была бы ориентирована на профессии недалекого будущего, очертания которых уже более-менее подробно обрисовывают футурологи. В противном случае высоки риски, что к моменту окончательного внедрения новой модели она вновь окажется устаревшей, и специалистов мы опять будем учить вчерашним технологиям.

Взято с сайта Информационно-аналитического журнала "Аккредитация в образовании"

 
© 2017, Разработано в Лаборатории ИнЭУ admin@profspo26.ru, lab.ineu@mail.ru
Яндекс.Метрика